Библиотека: Финансы: Проблемы перехода российских банков на международные стандарты финансовой отчетности

  Авторы: А. Н.Акимова, А. В. Субботин

Введение

Многие эксперты отмечают резкое повышение интереса российских предпринимателей к различным международным стандартам, будь то стандарты качества продукции, стандарты в области менеджмента или стандарты бухгалтерского учета и отчетности. Программа перехода на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) носит общенациональный характер и инициирована государством. Происходящее, по-видимому, свидетельствует о некотором качественном изменении в структуре российского бизнеса. Репутация его сильно пострадала из-за многочисленных афер, связанных с приватизацией и "отмыванием" средств. В настоящее время ресурсы для таких операций в значительной мере иссякли, и, как следствие, постепенно происходит смена приоритетов в бизнесе.

Для реализации любой сколько-нибудь серьезной деятельности требуется организованное взаимодействие между участниками рынков. Это касается взаимоотношений российских организаций между собой, а равно и их взаимодействия с зарубежными партнерами. Успешное сотрудничество невозможно без качественной информации о контрагенте, которая предоставляется по некоторым достаточно универсальным правилам. Скажем, требование предоставлять финансовую отчетность в определенном формате для всех компаний, желающих разместить ценные бумаги на организованном фондовом рынке, воспринимается на Западе как само собой разумеющееся. Следование стандартам финансовой отчетности - одно из условий, которое признается необходимым для деятельности крупных компаний во всех развитых странах. Для банковской системы стандарты отчетности имеют особенно важное значение. Будучи по своей экономической сути финансовыми посредниками, то есть работая в основном с чужими деньгами, банки обязаны обеспечить доверие к себе со стороны партнеров и клиентов. Такое доверие может появиться лишь в том случае, если информация о деятельности банка отражена полно, достоверно, на понятном не только узкому кругу специалистов языке. Если информацию о производственной компании можно отчасти почерпнуть просто знакомясь с ее продукцией на выставке, то сведения о финансовой деятельности ("продукции") банка могут быть отражены лишь в его отчетности.

Почему именно Международные стандарты финансовой отчетности (International Accounting Standards, IAS), далее МСФО, стали тем общепринятым языком, который придется осваивать теперь и российским банкам? Ответ содержится в самом вопросе: они действительно общеприняты . Опыт показал, что именно эти стандарты, издаваемые с 1973 г. независимым Комитетом (International Accounting Standards Committee, далее IASC) со штаб-квартирой в Лондоне, обеспечивают лучшее качество представления информации. Стандарты закрепляют опыт ведения бухгалтерского учета и отчетности в странах с развитой рыночной экономикой. Они составлялись при участии предпринимателей, банковских и прочих финансовых структур, финансовых аналитиков, профсоюзов, правительственных организаций, входящих в Консультативную группу IASC. Формирование отчетности в соответствии с МСФО дает российским банкам возможность участия на международных рынках капитала. Кроме того, российские компании, стремящиеся жить по новым правилам, не захотят иметь дело с банками сомнительного свойства. Понятно, что привлечение иностранного капитала требует открытости. До тех пор, пока иностранный инвестор не будет иметь возможность оценить с помощью финансовой отчетности, как используется предоставленный им капитал, наша страна будет рассматриваться как зона повышенного риска и, соответственно, будет проигрывать другим государствам в привлечении финансовых ресурсов. Стоит ли удивляться, что согласно опубликованному швейцарским Международным институтом развития менеджмента ежегодному рейтингу конкурентоспособности стран, Россия заняла 45-е место из 49. Конечно, переход на МСФО нельзя рассматривать как панацею, учитывая, что последствия этого перехода в ряде случаев могут быть неоднозначными. Тем не менее, начало этого процесса следует, по нашему мнению, считать важным шагом на пути к модернизации экономики в целом.

Российская банковская система часто и не без основания рассматривается зарубежными экспертами как "микроскопическая", находящаяся в зачаточном состоянии. Вот отрывок из типичного информационного бюллетеня докризисного периода (1996 г.), составленного одним из инвестиционных агентств: "Российские банки остаются мелкими по мировым стандартам. Принадлежащий государству Сбербанк, намного опережающий остальные, с капиталом около 1,3 млрд. долларов, не входит в число 500 крупнейших банков мира. Большинство других банков несопоставимо меньше, около 80% имеют капитал 1 млн. долларов и менее и лишь четыре - капитал более 5 млн. долларов. Большинство мелких банков зависят от специализированных операций или обеспечивают расчеты между мелкими предприятиями. Кредитование продолжает оставаться не самым значимым видом операций. Лишь 10% кредитов выдается на длительный срок ." В докладе вице-президента Мирового банка (регион Европы и Центральной Азии) Й. Линна на российско-американской конференции, проходившей в марте 2001 года, указывается на те же проблемы: доля активов, которыми располагает банковская система, в ВВП мала по сравнению с любыми развитыми странами. Кредитование несвязанных сторон по-прежнему не становится ключевым направлением деятельности. Появилась группа банков, заинтересованных в расширении бизнеса и предоставлении услуг на международном уровне. Именно эти банки представляют авангард банковской системы, и именно они, в первую очередь, заинтересованы в переходе на МСФО. В то же время имеется огромное число мелких банков, которым вслед за лидерами, хотят они того или нет, придется приспособиться к новым правилам.

Мы останавливаемся лишь на некоторых аспектах, касающихся применения МСФО в российских банках. В нашу задачу не входит обзор самих международных стандартов, а также детальный анализ различий между ними и российскими правилами бухгалтерского учета в банках (далее РПБУ). В то же время мы рассмотрим наиболее проблемные точки и вопросы, вызывающие публичный интерес. В первой части работы описано, каким образом реализуется программа перехода банков на МСФО, и приводится характеристика основных типов проблем, возникающих при этом. Анализируются мнения, высказываемые российскими и зарубежными экспертами на этот счет. Вторая часть посвящена сравнению принципов МСФО с принципами РПБУ, в частности, содержащимися в Правилах №61. Здесь приводятся общие замечания о выполнении требований к раскрытию информации в финансовой отчетности. В третьей части мы более подробно рассматриваем изменения, которые существенно влияют на размер капитала банков. Это тесно связанные между собой вопросы оценки активов и формирования резервов на возможные потери по активным операциям. В заключении подводятся итоги анализа и обсуждаются последствия перехода на МСФО для банковского сектора и связанных с ним организаций.

Анализ проводится по состоянию на апрель 2002 года. На этот момент применяются 39 стандартов МСФО. Ссылки на них приводятся при необходимости по ходу изложения.

Часть первая. Переход на МСФО: перспективы и проблемы.

Программа перехода на МСФО

Основная цель, которую декларирует IASC - достижение единообразия финансовой отчетности во всем мире. Европейское сообщество планирует перейти на единые стандарты МСФО к 2005 году. Переход на МСФО банковской системы России намечен на 1 января 2004 года (совместное заявление Правительства России и Центрального банка от 13 апреля 2001 года). Сразу отметим, что термин "переход" не означает, что банки будут непосредственно руководствоваться лишь текстом МСФО при формировании отчетности. Стандарты МСФО будут использоваться как базовые при составлении национальных стандартов. Это позволит значительно сократить время и ресурсы, необходимые для разработки национальных правил отчетности.

Подготовка к переходу на МСФО осуществляется при содействии Банка Росии и при спонсорской поддержке Европейского сообщества (программа "TACIS" - техническая помощь странам СНГ). Исполнителем по проекту выступает ЗАО "ПрайсвотерхаусКуперс аудит". Проект состоит из трех основных частей: разработка нормативно-правовой базы в виде новых инструкций и корректировок действующих РПБУ, ее апробирование в шести "пилотных" банках, доработка документов с учетом появляющегося опыта и, наконец, организация обучения банковских служащих и других заинтересованных лиц посредством проведения специальных семинаров и посредством размещения информации в СМИ. В число "пилотных" банков попали: Московский Индустриальный Банк, Никойл, Инвестиционная банковская корпорация, Российский Капитал, Русский Стандарт, Новая Москва.

Однако количество банков, фактически представляющих отчетность по МСФО (точнее, декларирующих, что ими составлена отчетность по этим стандартам), значительно больше - их более 150 (это число не может быть меньше количества банков, получивших кредиты иностранных банков) . "Переходить на международные стандарты придется всем. В этой ситуации быть первыми полезно и приятно",- говорит Ю. Лекарев, помощник президента банка Новая Москва .

Здесь следует внести терминологическую ясность: что понимается под соответствием МСФО? Допустим, имеется отчетность, составленная по действующим инструкциям Банка России. Она может быть "загружена" в Excel и путем переклассификации статей (векселя, кредиты, ценные бумаги и др.) приведена к другому формату. Это, в сущности, отчетность по РПБУ, представленная в формате, приближенном к МСФО. Другой вариант - ведение отчетности по МСФО на уровне отдельных операций. Трансформация отчетности к МСФО в этом смысле включает изменение самих операций - таких, как создание резервов на возможные потери по ссудам, использование фондов, учет и оценка ценных бумаг. В большинстве случаев российские банки представляют отчетность в формате МСФО, которая в содержательном смысле (то есть на уровне операций) этим стандартам не соответствует. Когда мы говорим о соответствии МСФО, имеется в виду соответствие на уровне операций. Именно в этом инициаторы проекта реформы бухгалтерского учета видят ее цель.

На сегодняшний день в рамках названного проекта подготовлены тексты изменений в Правила №61, тексты инструкций по основным разделам - кредитные требования, резервы, фонды, ценные бумаги и др., а также новые формы бухгалтерской отчетности. Предполагается, что эти материалы составят нормативно-правовую базу при переходе на МСФО, поэтому мы ориентируемся на них при анализе.

Предполагаемые последствия перехода на МСФО

Как уже упоминалось выше, представление "внятной", по западным меркам, отчетности стало необходимым условием признания за банком статуса цивилизованного и способного работать с западными партнерами. От МСФО ждут, прежде всего, повышения информативности отчетности, причем не только для банковских аналитиков, но и для других заинтересованных пользователей. Кроме того, часто высказывается мнение о том, что МСФО представляет собой хорошую базу для организации управленческого учета. Критерием в данном случае является возможность принимать основанные на отчетности верные управленческие решения. Многие считают, что реформа будет способствовать улучшению качества управления кредитными рисками , привлечению дополнительных внешних инвестиций. По словам эксперта PricewaterhouseCoopers Д. Фостера , введение новых правил, максимально приближенных к МСФО, потребует отражать финансовое состояние банка согласно реальному положению дел. Капитал, активы, пассивы и другие категории финансовой отчетности отражаются по принципам МСФО так, чтобы активы и доходы банка не были завышены, а обязательства и расходы занижены. Таким образом, применение новых правил позволит всем пользователям финансовой отчетности, прежде всего собственникам и менеджерам банков, получать более объективную информацию о финансовом состоянии банков.

Однако, как известно, любые масштабные изменения порождают проблемы, а зачастую и сопротивление. В конце 2000 г., когда программа перехода на МСФО только начиналась, Первый заместитель председателя Банка России Т. Парамонова на совещании в Ассоциации российских банков честно призналась: "Мы не знаем, какие реальные трудности могут возникнуть на этом пути: Мы делали оценку по банкам, где проводился аудит по международным стандартам, и видим, что при внедрении международных стандартов у некоторой части банков могут возникнуть проблемы. Но надо быстрее адаптироваться, потому что рано или поздно на эту систему придется переходить ."

Поскольку по сравнению с РПБУ международные стандарты содержат больше требований к раскрытию информации и к ее качеству, переход к ним связан со значительными затратами. Имеются не только прямые издержки по перестройке системы бухгалтерского учета, но и последствия изменений в самой финансовой отчетности. По мнению А. Арсамакова , президента Московского индустриального банка, многие российские банки не могут даже провести аудит по международным стандартам, так как из категории благополучных они рискуют попасть в категорию банков с отрицательным капиталом. Банкам также придется потратиться на совершенствование системы внутреннего контроля, адекватное программное обеспечение, оплату услуг бухгалтеров и аудиторов.

"В результате перехода на международные стандарты финансовой отчетности 30-40% российских банков не будут соответствовать требованиям Центрального банка и будут вынуждены уйти с рынка", - такую оценку дала заместитель генерального директора Агентства по реструктуризации кредитных организаций М. Чекурова в рамках Пятого российского инвестиционного симпозиума в Гарварде (01-03 ноября 2001 г., США, Бостон) . Заместитель председателя Банка России Г. Лунтовский высказался по этому поводу довольно сдержанно: "У некоторых банков действительно возникнет проблема с капиталом и финансовыми результатами, так как международная практика предполагает более жесткий подход к формированию резервов под возможные риски. Но мы не должны забывать уроки 1998 года. Именно низкое качество управления рисками привело к возникновению проблем у многих банков".

Похожее мнение приведено в статье М. Матовникова, написанной по результатам, последнего проведенного Интерфаксом исследования по сопоставлению показателей отчетности банков в соответствии с российскими стандартам и МСФО (по состоянию на 1 января 2001 г ). Переход на МСФО не уменьшает "физически" капитал банков, а лишь позволяет показать его реальную величину. Более того, как указано в статье, у большинства российских банков, предоставляющих отчетность по МСФО, значительного уменьшения величины капитала не произошло. В среднем капитал уменьшился на 11,2 %, а если исключить Альфа-банк, то всего на 0,2% (см. табл. 1).

Таблица 1. Капитал российских банков по МСФО, по состоянию на 1 января 2001 года.

N

Банк

Капитал по МСФО

Капитал по ЦБ

Капитал по МСФО в % по отношению к капиталу по ЦБ

Прибыль

Аудитор

1

Внешторгбанк *

41958,4

44271,7

94,8

3914,2

PWC

2

Сбербанк

41585,6

43495,2

95,6

11163,7

PWC

3

Газпромбанк *

18228,2

16578,4

110,0

704,8

КРМG

4

Собинбанк

6632,4

3747,1

177,0

413,3

PWC

5

Росбанк ***

6270,1

7061,3

88,8

88,4

D&Т

6

МДМ-банк *

5721,1

4569,2

125,2

2374,5

PWC

7

Альфа-банк *

3519,7

22144,2

15,9

2174,9

PWC

8

Ситибанк Т/0 *

3012,2

2844,8

105,9

2645

КРМG

9

Доверительный и инвестиционный банк *, **

2822,6

3113

90,7

400,5

А

10

Гута-банк

2819,3

2727,3

103,4

24,3

А

11

Промстройбанк

1987,6

1939,5

102,5

366,8

PWC

12

Зенит

1821

1598,7

113,9

265,4

PWC

13

Конверсбанк

1654,8

1763

93,9

-75,4

А

14

Райффайзенбанк

1616,7

1044,5

154,8

286,8

PWC

15

Международный московский банк *

1584,7

2494,2

63,5

679,3

КРМG

16

Промсвязьбанк

1570,5

1506

104,3

7,2

КРМG

17

Банк инвестиций инноваций ***

1265,4

1434

88,2

59,3

PWC

18

Московский индустриальный банк****

1237,6

1485,5

83,3

398,4

A

19

Транскредитбанк

1232,5

1349,5

91,3

24,7

А

20

Пробизнесбанк ***

980,8

1043,6

94,0

32,3

D&Т

21

Авангард ***

873,9

841,4

103,9

110

D&Т

22

Сургутнефтегазбанк

654,7

960,2

68,2

1,9

PWC

23

Евротрастбанк

573,8

575,6

99,7

25,3

А

24

Абсолют

502,2

501,4

100,2

20,8

PWC

25

Локобанк

404,2

365,1

110,7

62,1

КРМG

26

Новосибирск ВТБ

262,6

132,7

197,9

17,5

А

27

Тольяттихимбанк

247,9

260,8

95,1

39,4

PWC

28

Центр-инвест

209,5

205,1

102,1

-6,8

PWC

29

Омскпромстройбанк

180,4

335,6

53,8

43,5

ФБК

30

НБД-банк

87,4

160,3

54,5

32,4

PWC

 

ИТОГО

151518

170549

88,8

26295

 

Пояснения к таблице:

 

жирным шрифтом отмечены банки, предоставившие полную отчетность;

* банк представил международную отчетность в долларах США

** банк предоставил отчетность по стандартам GAAP.

*** не применялся МСФО 29.

**** не применялся МСФО 27.

Сокращения названий аудиторов: PWC - PriceWaterhouseCoopers, D&T - Deloitte and Touche, A - Andersen.

Однако надо отметить, что выводы, основанные на информации, подобной той, которую использовали авторы статьи, нельзя признать достоверными. Во-первых, составление финансовой отчетности по МСФО в настоящее время недостаточно контролируется. Чаще всего отчетность составляется сотрудниками представительств западных аудиторских фирм. Поэтому о независимом аудите этой отчетности не может быть и речи.

Во-вторых, аудиторы различных фирм на практике применяют неодинаковые подходы при составлении отчетности по МСФО. Так, компания Deloitte&Touche, в отличие от Andersen, не применяет МСФО 29, связанный с учетом при гиперинфляции, для российских банков. МСФО 29 определяет пять критериев, позволяющих судить о наличии гиперинфляции: население в целом предпочитает хранить свои сбережения в неденежной форме или в относительно стабильной иностранной валюте; имеющиеся суммы в местной валюте немедленно инвестируются для сохранения покупательной способности; цены в основном указываются в валюте, отличной от национальной; продажи-покупки в кредит производятся по ценам, которые компенсируют предполагаемую потерю покупательной способности в течение срока кредита; инфляция в стране за три предшествующих года близка к 100%. Для России на сегодняшний день все эти признаки выполняются. При применении данного стандарта все неденежные активы и обязательства подлежат пересчету в их текущую стоимость на отчетную дату с помощью индекса цен. Если, например, банк до 1998 г. осуществил вложения в основные средства, то его капитал при пересчете балансовой стоимости данного актива увеличится. Альтернативой этому методу может быть составление отчетности в более стабильной валюте (например, доллары США). Различный подходы к учету инфляции делают данные отчетности по МСФО трудно сопоставимыми и не всегда показательными. Кроме того, зачастую отчетность не консолидируется в соответствии с МСФО. Например, при составлении отчетности для Московского Индустриального банка Andersen не использовали стандарт МСФО 27, касающийся консолидации отчетности, из-за того, что в филиалах якобы не был проведен должный аудит. Поэтому сопоставимость получаемых результатов попадает под сомнение.

В-третьих, менее половины всех банков, участвовавших в исследовании Интерфакса, представили полную отчетность. Поэтому, строго говоря, нельзя утверждать, что они представили отчетность, соответствующую МСФО, поскольку значительная часть важной информации о банке содержится в приложениях к отчетности.

В-четвертых, на практике никто не может в настоящее время гарантировать, что отчетность, предоставляемая банками по МСФО, действительно соответствует этим стандартам по своему содержанию, а не только по форме. Нет никакой уверенности, что, например, резервы на возможные потери по ссудам рассчитываются адекватно. Многие банки, испытывающие дефицит собственных средств, могут стремиться к занижению объема создаваемых резервов. Один из опытных банковских аудиторов так прокомментировал данные табл. 1: "Ничего особенного. Просто Альфа-банк честно посчитал резервы".

Характеристика основных проблем, связанных с переходом на МСФО

Выше мы уточнили различие между форматом отчетности, близким к МСФО, и соответствием отчетности МСФО. В связи с этим можно выделить четыре типа трудностей, которые возникают у банков при переходе.

К первому типу мы отнесем проблемы, носящие скорее технический характер. Приведение отчетности к формату МСФО неизбежно сопряжено с ними. Это реорганизация учетных подразделений бухгалтерии, обеспечение материально-технической базы, оплата услуг специалистов, включая независимых аудиторов, и многое другое. Ниже мы затронем вопрос о том, почему качественное ведение отчетности по МСФО может обходиться банкам значительно дороже, чем ведение учета по действующим правилам.

Ко второму типу относятся проблемы, связанные с изменением некоторых принципиальных аспектов бухгалтерского учета, которые, тем не менее, не играют решающей роли при пересчете величин активов и обязательств. Иногда говорят, что это в большей степени проблемы бухгалтеров, чем менеджеров. Прежде всего, сюда относятся изменения, связанные с окончательным переходом к методу начислений при отражении доходов и расходов в бухгалтерском учете. В качестве другого примера можно привести учет операций по выплатам персоналу банка (премии, медицинское обслуживание, обучение, прочие социальные выплаты), которые по существу представляют собой расходы текущего периода и не должны осуществляться из фондов. Соблюдение подобного рода указаний - своего рода правила хорошего тона в бухгалтерском учете на западе. Внедрение некоторых из них связано с большими трудностями.

Третий тип проблем связан с существенными изменениями в величинах активов и обязательств. В основном, это изменение принципов формирования резервов и оценки некоторых активов. В данном случае затрагивается деятельность банка в целом. Значительно изменяются показатели его финансового состояния, отражаемые в финансовой отчетности и, прежде всего, размер собственного капитала.

Наконец, проблемы четвертого типа - это специфические сложности, которые могут возникнуть у некоторых банков в связи с усилением требований по раскрытию информации об осуществляемых крупных сделках и связанных сторонах. В отдельных случаях раскрытие такой информации может рассматриваться как нежелательное в связи с не вполне "прозрачным" экономическим характером осуществляемой деятельности. Сюда же мы отнесем проблемы консолидации отчетности по МСФО.

Кроме того, переход на международные стандарты затрагивает интересы не только коммерческих банков. Во-первых, должна претерпеть изменения система банковского надзора. Это неизбежное следствие коренного реформирования правил ведения учета и составления отчетности. Во-вторых, изменятся условия работы аудиторов, занимающихся проверкой банков. Требуемые трудозатраты при проверке, как мы покажем позже, существенно возрастут, что не может не сказаться на цене аудита годовой финансовой отчетности. Остается открытым вопрос, смогут ли российские аудиторы успешно конкурировать с представительствами компаний "большой пятерки".

В дальнейшем мы в той или иной степени затронем проблемы всех типов, уделяя при этом наибольшее внимание самым, на наш взгляд, существенным.

Часть вторая. Принципы МСФО и действующее российское законодательство.

Соответствие российских правил бухгалтерского учета принципам МСФО

Принципы, лежащие в основе МСФО, изложены в специальном документе "Принципы подготовки и составления финансовой отчетности", а также в самих стандартах (МСФО 1 и др.). Среди них можно назвать следующие: метод начислений, предположение о непрерывности деятельности, понятность, уместность, существенность, надежность, осмотрительность, приоритет экономической сущности над формой, сопоставимость.

Насколько соответствует этим принципам действующая на сегодняшний день в России система бухгалтерского учета и составления отчетности? "Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации" от 18 июня 1997 г. № 61 (далее - Правила №61) содержат некоторые из вышеперечисленных принципов. Так, п. 1.12.1 содержит указание на предположение о непрерывности деятельности. Условие сопоставимости отчасти реализовано в требовании постоянства правил бухгалтерского учета (п. 1.12.2). Некоторые принципы, хотя и номинально декларируются в Правилах, на практике не всегда выполняются (приоритет содержания над формой, осторожность). Об этих несоответствиях будет сказано ниже.

Однако первое различие в подходах МСФО и РПБУ, которое бросается в глаза - принцип отражения доходов и расходов по кассовому методу (п. 1.12.4). Это означает, что доходы и расходы относятся на счета по их учету после фактического получения доходов и совершения расходов. В то же время в МСФО 1 п. 25, 26 ясно указано, что компания должна составлять финансовую отчетность, за исключением информации о движении денежных средств, согласно методу начислений. При этом операции и события признаются тогда, когда они произошли, а не по мере поступления или выплаты денежных средств и представляются в финансовой отчетности тех периодов, к которым относятся. Возникает вопрос, почему Банк России так упорно сохраняет принцип учета по кассовому методу, противоречащий международным стандартам? Особенность ситуации заключается в том, что для целей налогового учета банки применяют метод начислений. Согласно методическим рекомендациям по применению главы 25 "Налог на прибыль организаций" части второй Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК РФ), утвержденным Приказом Министерства по налогам и сборам Российской Федерации (далее МНС РФ) от 26 февраля 2002 г. № БГ-3-02/98, доходы банка учитываются в соответствии с применяемым методом определения доходов и расходов - метод начисления (статья 271 НК РФ) или кассовый метод (статья 273 НК РФ), независимо от применяемого в бухгалтерском учете метода признания доходов и расходов. При этом в п. 1 ст. 273 НК РФ сказано, что организации имеют право на определение даты получения дохода (осуществления расхода) по кассовому методу, если в среднем за предыдущие четыре квартала сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций без учета налога на добавленную стоимость и налога с продаж не превысила одного миллиона рублей за каждый квартал. Ясно, что банки, как правило, в эту категорию организации не попадают. Таким образом, сохранение кассового метода в бухгалтерском учете теряет какую-либо практическую надобность. Оно к тому же способствует дальнейшему расхождению правил бухгалтерского и налогового учета - явлению, характерному для России, и, на наш взгляд, противоречащему здравому смыслу.

Надо сказать, что Банк России постепенно подготавливает переход на метод начислений на уровне операций. Так, большинство инструкций, регулирующих порядок отражения доходов и расходов, содержат указания как по кассовому методу, так и по методу начислений. В качестве примера приведем положение Банка России от 26 июня 1998 г. № 39-П "О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета". В заключительном разделе документа (п. 6.1) указано, что до особых указаний Банка России бухгалтерский учет операций по отнесению сумм начисленных процентов по привлеченным и размещенным денежным средствам на доходы и расходы банка осуществляется "кассовым" методом. На уровне отчетности в целом принцип начислений реализован в Инструкции Банка России от 1 октября 1997 г. № 17 "О составлении финансовой отчетности" (далее Инструкция №17) посредством таблицы корректировок. Таким образом, обеспечивается учет доходов и расходов в финансовой отчетности по принципу начислений.

Как уже говорилось выше, некоторые принципы, хотя и упоминаются в нормативных документах, плохо реализованы в конкретных нормах. Прежде всего, это принцип осторожности. В п. 1.12.3 Правил указано, что активы и пассивы, доходы и расходы должны быть оценены и отражены в учете разумно, с достаточной степенью осторожности, чтобы не переносить уже существующие, потенциально угрожающие финансовому положению кредитной организации риски на следующие периоды. Идея принципа осторожности (осмотрительности) по МСФО состоит в том, чтобы обеспечить достоверную оценку активов и обязательств: первые не должны быть завышены, вторые - занижены. Парадоксально, но в российском законодательстве нет определения активов и обязательств. По МСФО активы определяются как ресурсы, контролируемые компанией в результате событий прошлых периодов, от которых компания ожидает экономической выгоды в будущем, а обязательства - как задолженность компании, возникающая из событий прошлых периодов, урегулирование которой приведет к оттоку из компании ресурсов, содержащих экономическую выгоду. Отсюда вытекает, что активы должны оцениваться исходя из их способности генерировать доход в будущем с учетом реально существующих рисков. Адекватная оценка рисков может требовать создания больших резервов, чем те, которые создаются в соответствии с формализованными критериями РПБУ. Тогда стоимость активов и, следовательно, капитала, может уменьшиться (об этом подробнее в следующей части).

В российском бухучете определение активов и обязательств дается как бы неявно - методом прямого перечисления того, что к ним относится. В Правилах №61 указано, что те или иные ресурсы, возникающие вследствие указанных операций, отражаются по тем или иным активным счетам. Аналогично для пассивных счетов. При таком подходе соблюдение принципа приоритета экономического содержания над юридической формой возможно лишь в том случае, если нормативные документы Банка России содержат указания по отражению всех операций, осуществляемых банками. В случаях, когда Банк России не дает четких регламентаций по поводу учета тех или иных экономических операций, банк может выбирать ту юридическую форму их проведения, которая наиболее для него "удобна". Так, например, происходит в случае с хеджированием, которое уже довольно часто применяется некоторыми российскими банками.

Часто возникает вопрос: что именно понимать под экономическим содержанием операции? В международной практике об экономическом содержании операции судят на основе признаков и определений, неразрывно связанных с базовыми понятиями в учете. Эти признаки и определения содержатся в стандартах. Так, в МСФО приведены признаки финансовых активов и обязательств, определения кредитных требований исходя из их экономической природы и др. В российском законодательстве такая традиция не сложилась. Тем не менее, Банк России предпринимает действия, направленные на то, чтобы обеспечить выполнение принципа приоритета содержания операций над их формой. Примером может служить приравнивание приобретенных банком векселей предприятий к ссудной задолженности. Банк покупает вексель предприятия, которому ранее были предоставлены денежные средства по кредитному договору. Юридически эта сделка представляет собой покупку ценных бумаг. Экономическим содержанием этой сделки было "переоформление" кредита клиенту. При покупке векселя мы имеем дело с перекредитованием (кредит гасится за счет средств, вырученных заемщиком от продажи банку своего векселя, то есть старая задолженность погашается за счет новой). Банк России приравнивает задолженность по такому векселю к ссудной, и резерв на возможные потери по ней формируется по самой высокой ставке 100%. Учет такого векселя в составе портфеля ценных бумаг означает "искажение" экономического содержания совершаемой операции. А именно, переоформление кредита в вексель не изменяет сути операции кредитования. Указанное искажение не позволило бы пользователям оценить эффективность отдельных видов деятельности банка и доходы, которые он получает на определенные классы активов, что противоречит принципам МСФО.

Ещё один пример того же рода - проведение многих текущих по сути расходов банков по счетам фондов. Это, например, некоторые выплаты персоналу (затраты на обучение, добровольное медицинское страхование, социальные выплаты), расходы на благотворительность. Пока данное несоответствие сохраняется в российском учете. По МСФО движение по счетам фондов может быть связано в основном лишь со взносами акционеров, распределением прибыли между ними, а также в ряде случаев с переоценкой активов и обязательств. Ясно, что существующая ситуация устраивает, прежде всего, налоговые органы, которые заинтересованы в том, чтобы соответствующие затраты не относились на уменьшение налогооблагаемой прибыли.

Принцип приоритета содержания над формой нарушается при применении популярных в банках кредитно-депозитных зарплатных схем. Эти расходы не учитываются как затраты на содержание персонала в Отчете о прибылях и убытках, что искажает реальную картину расходов.

Изменения в нормативных документах, связанные с устранением подобных несоответствий, будь они проведены, могут каждое в отдельности показаться незначительными. Однако в целом они могут доставить неудобства банкам, использующим несовершенства законодательства для совершения сомнительных операций и "приукрашивания" отчетности. Поэтому данные изменения необходимы не только для того, чтобы гармонизировать бухгалтерский учет с общепринятыми стандартами, но и в целях повышения прозрачности деятельности банков в целом.

Раскрытие информации в бухгалтерской отчетности

Прежде всего, необходимо выяснить, чем отличается состав и структура отчетности по МСФО и по РПБУ.

Согласно МСФО, финансовая отчетность должна сочетать в себе два принципиальных качества - полноту отражения финансового состояния и понятность для пользователя. Отчетность по МСФО при этом ориентирована на стороннего пользователя информации, а не на регулирующие органы. Примерная структура отчетности по МСФО, предлагаемая разработчиками проекта содействия переходу на МСФО в российских банках, такова:

1. Бухгалтерский баланс

2. Отчет о прибылях и убытках

3. Отчет о движении денежных средств

4. Отчет об изменениях в дефиците/собственных средствах акционеров

5. Примечания к финансовой отчетности, включающие:

5.1. Общую информацию о деятельности банка (основная деятельность Банка, воздействие экономической ситуации в Российской Федерации на финансовую отчетность Банка)

5.2. Принципы составления финансовой отчетности и учетную политику

5.3. Расшифровки по основным статьям агрегированного Баланса и Отчета о прибылях и убытках (денежные и краткосрочные средства, ссуды и авансы банкам, ссуды и авансы клиентам, ценные бумаги, прочие инвестиции, прочие активы, основные средства, средства клиентов, прочие заемные средства, прочие обязательства, уставный капитал, эмиссионный доход, общие, административные и прочие операционные расходы, налоги на прибыль)

5.4. (Убытки)/Доходы на акцию и дивиденды

5.5. Информацию об основных рисках и рисковых финансовых инструментах (географический анализ и валютный риск, реальная стоимость финансовых инструментов, процентный риск, риск ликвидности и кредитный риск, условные и непредвиденные обязательства и производные финансовые инструменты (деривативы)

5.6. Приведение российской бухгалтерской отчетности в соответствие с отчетностью по МСФО

5.7. Операции со связанными сторонами

5.8. Бухгалтерский учет в условиях гиперинфляционной экономики

5.9. События, произошедшие после даты составления баланса

Такая структура отчетности отличается не только достаточной полнотой, но и необходимой четкостью.

Что касается отчетности, предоставляемой в настоящее время российскими банками, то ее основное свойство - многообразие. Исторически сложилось, что в первую очередь регулирующие органы уделяли внимание формированию отчетности, необходимой самим регулирующим органам для банковского надзора. Однако в последние годы Банк России предпринимает меры по приведению отчетности в соответствие МСФО. Причем в настоящее время в соответствие приводится лишь агрегированная финансовая отчетность, то есть речь идет не о применении МСФО на уровне учета отдельных операций, а о приближении к формату МСФО. Чтобы лучше понять структуру отчетности, представим ее в виде схемы.

Схема 1. Структура финансовой отчетности банков в соответствии с действующим законодательством.

Указание Банка России от 24 октября 1997 г. № 7-У "О порядке составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации" включает в себя более 80 форм, среди которых важнейшие - оборотная ведомость по счетам бухгалтерского учета, отчет о прибылях и убытках, данные о движении денежных средств. Данные, содержащиеся в остальных формах, в принципе включают большую часть информации, которая должна содержаться в примечаниях к отчетности по МСФО. Однако они рассредоточены в различных формах и неудобны для восприятия всеми, исключая, возможно, надзирающие органы. Ежегодно Банк России определяет более узкий перечень форм, которые предоставляются в данном году в территориальное учреждение Банка России. Согласно Указанию Банка России от 13 декабря 2001 г. № 1069-У "О годовом отчете кредитной организации" в 2001 году банки предоставляли всего 13 форм отчетности и пояснительную записку.

Желая приблизить формат финансовой отчетности к МСФО, Банк России издал Инструкцию от 1 октября 1997 г. N 17 "О составлении финансовой отчетности" (далее Инструкция №17), в которой определил состав финансовой отчетности и перечень приложений к ней. Важнейшими формами, на основе которых формируется публикуемая отчетность, стали Агрегированные баланс, Агрегированный отчет о прибылях и убытках и Отчет о движении денежных средств. Агрегированные баланс и Агрегированный отчет о прибылях и убытках составляются на основе соответственно форм 101, 102. Затем с использованием данных этих агрегированных форм составляется Отчет о движении денежных средств, который входит в состав годового отчета кредитной организации (форма 123). План счетов бухгалтерского учета устроен так, что остаток по одному счету второго порядка может "разбиваться" и попадать в различные статьи агрегированного баланса. Это обуславливает необходимость дополнительных форм 110 и 111, содержащих расшифровки отдельных балансовых счетов и строк Отчета о прибылях и убытках. Однако этим проблема агрегирования не ограничивается. Как уже говорилось ранее, Баланс и Отчет о прибылях и убытках составляются по данным бухгалтерского учета, который на уровне отдельных операций во многих существенных аспектах не соответствует МСФО (кассовый метод, расходы, относимые на фонды и др.). При этом Банк России стремится к тому, чтобы Агрегированный баланс и Агрегированный отчет о прибылях и убытках, входящие в состав публикуемой отчетности, по возможности соответствовали МСФО. В Инструкции N 17 сказано, что ее целью является создание с учетом использования международных стандартов бухгалтерского учета и отчетности необходимой базы данных, позволяющей кредитным организациям и надзорным органам более реально оценить показатели ликвидности, платежеспособности и доходности банков и на этой основе определить их финансовое состояние. Для достижения этой высокой цели Банк России предлагает ряд корректировок, которые изменяют строки Агрегированного баланса в соответствии с некоторыми требованиями МСФО. Формируется специальная таблица корректировок, которые мы кратко охарактеризуем, разбив на следующие группы:

1. Увеличение резерва на возможные потери по ссудной задолженности и прочих резервов на возможные потери за счет уменьшения суммы прибыли на разницу между расчетными и фактически сформированными резервами .

2. Корректировки, связанные с необходимостью отражения доходов и расходов банка по методу начислений, т. е. позволяющие реализовать принцип разделения отчетных периодов путем наращивания доходов и расходов. Доходы и расходы, наращенные, но не полученные или не произведенные до конца отчетного периода, должны включаться в отчетность того периода, в котором они возникли. Под возникновением в данном случае понимается появление у банка права требования, с которым связан доход, или обязательства, с которым связаны расходы. Процентные доходы не рассчитываются, то есть не включаются в корректировку, отражающую наращенные проценты по данной операции, по кредиту с просроченной основной суммой долга или процентами, а также по ссуде, отнесенной ко 2-4 группам риска. Это ограничение удовлетворяет принципу осторожности МСФО.

3. Корректировки, оказывающие влияние на сумму прибыли, остающуюся в распоряжении банка. Статьи прибыли уменьшаются на часть остатка по счету "Использование прибыли отчетного года" (исключая суммы, направленные на пополнение фондов банка). При этом сумма налога на прибыль за отчетный период увеличивает статью 35 "Налог на прибыль" Агрегированного отчета о прибылях и убытках.

4. Учет отсроченного налогообложения. Согласно МСФО 12, банк должен учитывать налоговые последствия сделок и других событий точно так же, как и сами эти сделки и события. Главный вопрос заключается в том, каким образом учесть налоговые последствия будущего возмещения (погашения) балансовой стоимости актива (обязательства). Таким образом, стандарт требует отражения в Отчете о прибылях и убытках сумм отсроченных налоговых обязательств (требований). Отложенные налоговые обязательства подлежат уплате в будущих периодах и исчисляются по действующей ставке налога на прибыль на суммы налогооблагаемых временных разниц. Временной разницей называется разность между балансовой стоимостью актива или обязательства и их налоговой базой. Налоговая база актива есть сумма, вычитаемая для целей налогообложения из дохода, который банк получит при возмещении данного актива. Для обязательства налоговая база - это просто сумма, по которой оно при погашении будет учтено для целей налогообложения. Соответственно по временным разницам, приводящим к возникновению сумм, которые вычитаются при расчете налогооблагаемой прибыли, образуются отсроченные налоговые требования. Отсроченные налоговые обязательства включаются в расходы по налогу наряду с текущим налогом и отражаются в Агрегированном отчете о прибылях и убытках по статье 36. Эта статья формируется путем описываемой корректировки. В балансе на величину этой корректировки уменьшается прибыль отчетного периода (статья 28) и увеличиваются обязательства (статья 21).

5. Корректировка фондов производится на основе данных аналитического учета балансовых счетов 10701 и 10702. Выше мы уже упоминали о том, что ряд текущих расходов не может по МСФО осуществляться за счет фондов. Это премии, социальные затраты и т. п., произведенные в течение отчетного периода за счет фондов специального назначения, за счет фондов, предназначенных для материального поощрения и других фондов, сформированных в отчетном году и в предыдущие годы. Эти корректировки уменьшают статьи прибыли за отчетный период.

6. Корректировки, связанные с отражением в Отчете о движении денежных средств образования капитала банка. В частности, из статьи 31 "Уставный капитал" выделяется величина эмиссионного дохода, направленного на увеличение уставного капитала, и относится на статью 33 "Эмиссионный доход". Аналогично выделяется величина фондов кредитной организации, направленных на увеличение уставного капитала.

За счет описанных выше корректировок фактически компилируются три основные формы отчетности, близкие, по крайне мере, по формату к требуемым согласно МСФО. Устраняются на уровне корректировок такие проблемы, как соотнесение учета по кассовому методу и методу начислений, отсроченное налогообложение, корректировка фондов и некоторые другие. Однако такая методика связана с двумя проблемами: во-первых, процесс формирования отчетности становится крайне сложным (множество корректировок, методика исчисления которых понятна лишь узкому кругу специалистов); во-вторых, не реализуется принцип учета отдельных операций в соответствии с требованиями МСФО. Отметим, что при проведении корректировок не решаются проблемы, связанные с неадекватным отражением стоимости активов (методика их оценки, расчет резервов), о чем пойдет речь в третьей части работы. Таким образом, нельзя утверждать, что основные формы отчетности, сформированные по Инструкции №17, соответствуют МСФО.

Однако для того, чтобы отчетность банка соответствовала МСФО, недостаточно даже полного соответствия трех описанных выше форм отчетности. Для обеспечения полноты и понятности отражаемой информации требуется наличие четвертой формы, отражающей изменения собственных средств акционеров и группы примечаний и расшифровок. Как уже было сказано, значительная часть информации, требуемой МСФО, содержится в годовом отчете. Но главная проблема состоит в том, что формы годовой отчетности разработаны с учетом потребностей надзирающего органа, а не потребителя. Например, имеется форма 134 "Расчет собственных средств банка". В соответствии с ней рассчитывается величина собственных средств, учитываемая при расчете норматива достаточности капитала. Туда, кроме средств акционеров, входит часть обязательств - субординированный долг . Таким образом, эта форма отчетности не может заменить более простую и наглядную, требуемую МСФО.

Формы годовой отчетности содержат весьма подробную информацию по многим вопросам: крупные кредиты, операции по некоторым особым счетам, основные виды рисков. Но в состав публикуемой отчетности соответствующие формы не входят. В Инструкции №17 некоторые формы годовой отчетности названы лишь вспомогательными приложениями. Однако в Указании Банка России от 15 ноября 2001 г. № 1051-У "О публикуемой отчетности кредитных организаций и банковских групп", которое определяет состав публикуемой отчетности, они не упомянуты.

Часть информации не содержится в достаточном объеме даже в формах годовой отчетности по Указанию №7-У. Это относится, прежде всего, к учетной политике банка и к информации о связанных сторонах. МСФО требует, чтобы учетная политика полностью раскрывалась в публикуемой отчетности. Кроме того, необходимо раскрытие информации о связанных сторонах. На этом последнем пункте остановимся особо.

Точное определение понятие "связанная сторона" приводится в п. 2 МСФО 24. Связанными сторонами признаются компании, которые прямо или косвенно, через одного или нескольких посредников, контролируют отчитывающуюся компанию, или находятся вместе с ней под общим контролем. Это, в частности, компании, входящие в холдинг, дочерние и зависимые компании. Кроме того, связанными сторонами считаются основные акционеры и ключевой руководящий персонал банка, а также ближайшие родственники руководящего персонала. К связанным сторонам не относятся, например, кредиторы и Банк России (при обычном ходе операций). В тех случаях, когда имели место операции со связанными сторонами, необходимо раскрыть характер связи с ним, вид операций и их элементы, которые необходимы для понимания финансовой отчетности (суммы и объем операций, суммы кредиторской задолженности и ценовая политика). Раскрытие информации о связанных сторонах - крайне неприятное требование для банков, особенно небольших, привыкших осуществлять операции, могущие показаться при их подробном раскрытии сомнительными, через различные подставные компании. В качестве примера можно привести проблему формирования уставного капитала за счет заемных источников. Она стояла достаточно остро в период, когда Центральный банк ужесточал политику в отношении регулирования достаточности собственных средств банков. Раскрытие информации о связанных сторонах увеличило бы шансы аудиторов на обнаружение данной операции.

Однако, что касается операций со связанными сторонами, аудит правильности их отражения в соответствии с МСФО связан с большими трудностями. Аудитор должен удостовериться, что список связанных сторон, составленный банком, соответствует реальному положению дел. Для этого необходимо проверить, действительно ли контрагенты банка, не указанные в данном списке, являются несвязанными сторонами. Такая проверка требует больших трудозатрат и для ее проведения не всегда достаточно информации.

Из приведенного выше анализа можно сделать вывод о том, что финансовая отчетность, предоставляемая в настоящее время российскими банками, несмотря на некоторые позитивные сдвиги (издание Инструкции №17), все еще не соответствует требованиям МСФО. При этом публикуемая финансовая отчетность в принципе не содержит большую часть требуемой по МСФО информации. Кроме того, нарушаются фундаментальные принципы МСФО - существенность, полнота, понятность. Нигде в нормативных документах не определено понятие существенности. Между тем, его применение могло бы в ряде случаев способствовать упрощению отчетности, а, следовательно, ее большей понятности: расшифровки статей на сумму около 10 тыс. рублей вряд ли информативны применительно к отчетности современного банка. Обилие расшифровок, с помощью которых разбиваются остатки по счетам второго порядка, и разнообразных корректировок делает процесс формирования отчетности весьма сложным, а его результат - непонятным. Становится ясно, что изменения правил бухгалтерского учета и формирования отчетности необходимы. Однако коренные трансформации - весьма сложная задача, которая ложится на бухгалтерии банков, а также на технико-информационные подразделения. Ее решение неизбежно связано со значительными расходами.

Ключевая проблема состоит в том, что переход на МСФО не может быть осуществлен в "отдельно взятой" банковской системе. Если банки будут основываться на МСФО, а их контрагенты - некредитные организации на иных правилах бухучета, то могут возникнуть дополнительные трудности. Отметим, что определенный прогресс в реформировании бухгалтерского учета в целом достигнут. Так, вновь принимаемые ПБУ приводятся в соответствие МСФО. В то же время имеются проблемы, связанные со спецификой налогового учета, который иногда ошибочно воспринимается как альтернатива бухгалтерскому учету и в целом не гармонизирован с МСФО.

 

Часть третья. Изменения, связанные с принципами оценки активов.

Большая часть публичных выступлений, касающихся перехода банков на МСФО, связана с возможным влиянием этого перехода на показатели отчетности, отражающие устойчивость банков. В первую очередь, речь идет о собственных средствах (капитале) банка. Величина капитала может существенно уменьшиться в результате изменений в методике отражения активов и обязательств в балансе. Далее мы более подробно рассмотрим эти изменения и их последствия.

Оценка кредитного портфеля и формирование резерва на возможные потери по кредитным требованиям после перехода на МСФО

Пожалуй, это наиболее сложный и противоречивый вопрос из тех, которые мы изучаем в данной работе. Для лучшего понимания его сущности необходимо пояснить, что представляет собой этот резерв и для чего он формируется.

Как указано в Инструкции Банка России от 30 июня 1997 г. № 62а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" (далее Инструкция №62а), резерв на возможные потери по ссудам представляет собой специальный резерв, необходимость формирования которого обусловлена кредитными рисками в деятельности банков. Указанный резерв обеспечивает создание банкам более стабильных условий финансовой деятельности и позволяет избегать колебаний величины прибыли банков в связи со списанием потерь по ссудам. Формируется он за счет отчислений, относимых в дебет б/сч № 70209 "Другие расходы" (по статье "Отчисления в фонды и резервы под возможные потери по ссудам, относимые на себестоимость" или по статье "Отчисления в фонды и резервы под возможные потери по ссудам, не относимые на себестоимость"). Данный резерв используется только для покрытия непогашенной клиентами ссудной или приравненной к ней задолженности по основному долгу. За счет указанного резерва производится списание потерь по нереальным для взыскания ссудам банков.

Инструкция №62а является основным нормативно-правовым документом, определяющим порядок формирования резервов банками в РФ. В соответствии с ней размер формируемого резерва зависит от того, каким образом классифицировано данное кредитное требование. Классификация ссуд производится в зависимости от уровня кредитного риска, то есть риска неуплаты заемщиком основного долга и процентов, причитающихся кредитору в установленный кредитным договором срок. В зависимости от величины кредитного риска все ссуды подразделяются на 4 группы:

1 группа - стандартные (практически безрисковые) ссуды

2 группа - нестандартные ссуды (умеренный уровень риска невозврата)

3 группа - сомнительные ссуды (высокий уровень риска невозврата)

4 группа - безнадежные ссуды (вероятность возврата практически отсутствует, ссуда представляет собой фактические потери банка)

П. 2.8 Инструкции №62а содержит алгоритм, названный формализованными критериями. Он позволяет определить минимальную группу риска, к которой может быть отнесено кредитное требование. Ссуда может быть классифицирована в одну из более высоких групп риска, чем это вытекает из формализованных критериев, если на то имеются достаточные основания. Отнесение ссуд к более низким группам риска возможно лишь в исключительных случаях. Льготные, переоформленные, а также недостаточно обеспеченные и необеспеченные ссуды могут быть отнесены к более низкой группе риска, чем это вытекает из формализованных критериев, лишь при наличии специального решения уполномоченного органа управления банка. При этом ссуда должна быть классифицирована не ниже той минимальной группы риска, которая предусмотрена для соответствующего уровня обеспечения. Не допускается отнесение банком к более низкой группе риска, чем это вытекает из формализованных критериев, ссудной задолженности, образовавшейся в результате переоформления ссуд или задолженности по уплате процентов на основании договоров об отступном, уступки права (требования), новации, в том числе в результате переоформления задолженности в векселя заемщика и (или) третьего лица.

Особенность формализованных критериев состоит в том, что в основном они учитывают лишь два вида информации о кредите: качество обслуживания долга (были ли просрочены выплаты по основной сумме долга или процентам и насколько) и качество его обеспечения (стоимость и ликвидность залога, или обеспечения в виде поручительств Правительства РФ, субъектов РФ, гарантий Банка России, поручительств правительств и гарантий центральных банков стран из числа "группы развитых стран", а также векселей, авалированных этими субъектами). Далее, в зависимости от группы риска, руководствуясь п. 3.1 Инструкции №62а банки в обязательном порядке должны формировать резерв на возможные потери по следующим нормативам:

Группа риска

1

2

3

4

Размер отчислений в процентах от суммы основного долга

1

20

50

100

Возникает вопрос: соответствует ли такой подход к формированию резервов принципу осторожности МСФО? Точнее, можно ли правильно оценить риски, связанные с кредитным требованием, исходя лишь из информации об обслуживании долга и обеспечении ссуды? Наверное, не всегда. На это можно возразить: формализованные критерии определяют лишь минимальную группу риска, к которой можно отнести ссуду, и банки вправе сами, основываясь на профессиональном суждении, присваивать ту группу риска, которую считают более адекватной в каждом конкретном случае. В тексте Инструкции №62а прямо указано, что классификация выданных ссуд и оценка кредитных рисков производится на комплексной основе: в зависимости от финансового состояния заемщика, оцененного с применением подходов, используемых в отечественной и международной банковской практике; возможностей заемщика по погашению основной суммы долга и уплаты в пользу банка обусловленных договором процентов; комиссионных и иных платежей, а также в зависимости от формализованных критериев. Однако, даже если мы предположим, что банки заинтересованы объективно отражать кредитные риски и захотят определять группы риска по более жестким критериям (о реалистичности этого предположения пойдет речь ниже), та же Инструкция не позволит проводить данную политику с должной гибкостью. Дело в том, что для каждой из четырех групп риска ставки резервирования зафиксированы и существенно различаются. Так, резерв по обеспеченной ссуде с просроченным на 5 дней основным долгом создается по ставке 1%, а при просрочке в 6 дней - сразу по ставке 20%. Вероятно, более адекватным было бы создавать резерв по иной, промежуточной ставке.

Рассуждая подобным образом, участники проекта подготовки к переходу на МСФО обоснованно утверждают, что положения Инструкции №62а не позволяют оценивать кредитный портфель так, как это требуется в соответствии с МСФО. Первый путь решения проблемы, который напрашивается сразу, - просто убрать из Инструкции №62а конкретные ставки резервирования, задать их в виде коридора или просто сделать их рекомендательными. Но трудность состоит в том, что на практике банки далеко не всегда стремятся создавать резервы, адекватные кредитным рискам. Есть, как минимум, три объективных причины к этому.

Во-первых, при увеличении объема резервов сокращается стоимость активов в балансе и величина собственного капитала (в него входит резерв лишь по стандартным ссудам) . Финансовое положение банка при этом становится менее привлекательным, что может быть крайне нежелательно для его руководства, особенно в краткосрочной перспективе. Значение этого аспекта особенно велико для банков, испытывающих недостаток собственных средств, а мы знаем, что таких если не большинство, то, по крайней мере, значительное количество. Стоит вспомнить, с каким трудом Банку России удалось ввести ограничения по достаточности банковского капитала, соответствующие международным нормам.

Во-вторых, для российской банковской сферы характерно большое количество сделок, которые нельзя в полном смысле слова назвать сделками "на коммерческой основе", то есть сделками, которые заключают не связанные между собой стороны, действующие с целью получения наибольшей выгоды для себя. Зачастую кредиты, предоставляемые "сомнительным" клиентам на "сомнительных" условиях, не отвечают требованиям, которые предъявляются к надежным финансовым активам. При этом банки, руководствуясь своими специфическими целями, вовсе не стремятся показывать истинное состояние дел по этим кредитам. Следует сделать оговорку, что иногда, когда капитал банка это позволяет, ссуды, внимание к которым банк не хотел бы привлекать, необоснованно относят к четвертой группе риска. При этом предполагается, что аудитор не будет подробно исследовать такие ссуды, поскольку резерв по ним итак создается в полном размере. Это суждение некорректно, поскольку при необоснованном завышении группы риска в ряде случаев неоправданно уменьшается база налогообложения.

Наконец, в-третьих, нельзя не учитывать вопросы налогообложения. При определении налоговой базы в части отнесения на расходы отчислений в резерв на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности кредитные организации руководствуются ст. 292 НК РФ . Согласно этой статье, для налога на прибыль не учитываются расходы в виде отчислений в резервы, сформированные банками под задолженность, относимую к стандартной, а также в резервы, сформированные под векселя (за исключением тех учтенных векселей третьих лиц, по которым вынесен протест в неплатеже). Во всех остальных случаях суммы отчислений в резервы на возможные потери по ссудной и приравненной к ней задолженности (включая задолженность по межбанковским кредитам и депозитам, а также по средствам, размещенным на корреспондентских счетах) признаются расходами. Этими соображениями объясняются те редкие случаи, когда банки относят ссуды к более высоким группам риска, чем следовало бы.

Чаще всего мотивы, связанные с размером капитала, оказываются более значимыми и банки стремятся занижать оценки группы рисков по кредитам. Таким образом, если предоставить банкам свободу в определении норм резервирования, многие из них воспользуется этим, чтобы формировать резервы по самым низким ставкам, которые возможны в рамках установленных критериев. Такое поведение приведет к систематической недооценке рисков и в конечном счете к ухудшению финансовой устойчивости банков.

В связи с этим представляется логичным не просто предоставить банкам пространство для маневра при определении норм резервирования, но расширить перечень критериев, которыми банки в обязательном порядке должны руководствоваться при определении кредитных рисков. Иными словами, речь идет о необходимости включения в нормативные документы конкретных принципов оценки кредитного риска, которые неявно предполагались в Инструкции №62а как "подходы, используемые в отечественной и международной банковской практике". Предполагается, что это позволит приблизить отчетность к МСФО. Отметим, что в самих МСФО не содержится никакого алгоритма расчета резервов по кредитным требованиям. Высказывания типа "ставка резервирования по МСФО для данной ссуды должна составлять столько-то" может означать лишь, что при объективной оценке рисков по данному кредиту в рамках некоторой конкретной методики была получена данная ставка. Причем из этого не следует, что некоторая другая ставка должна быть обязательно признана не соответствующей МСФО.

Уже упоминавшейся нами группой под руководством PricewaterhouseCoopers был подготовлен проект нормативного документа "Резервы на возможные потери по кредитным требованиям" , который, по мысли его авторов, должен заменить Инструкцию №62а. Далее мы будем анализировать содержание этого документа, заостряя внимание на возможных, с нашей точки зрения, последствиях его применения в банковской практике.

Данный документ, как и все проекты, разработанные группой, состоит из двух основных частей - концептуальной и методологической. Первая содержит область применения документа, основные понятия и их определения, цели и основные принципы регулирования. Во второй излагаются более конкретные методики и правила бухгалтерского учета. Авторы ссылаются на три стандарта: МСФО 1 "Представление финансовой отчетности", МСФО 30 "Раскрытие информации в финансовой отчетности банков и других аналогичных финансовых учреждений", МСФО 32 "Финансовые инструменты: раскрытие и представление информации", МСФО 39 "Финансовые инструменты: признание и оценка". Последние два стандарта содержат определения финансовых инструментов и финансовых активов, общие правила их признания и отражения. Однако большая часть текста проекта составлена на основе документов Базельского комитета по банковскому надзору ("Основы учета и раскрытия информации по кредитным требованиям", июль 1999 г; "Принципы управления кредитными рисками", сентябрь 2000 г; "Основы качественного раскрытия информации о кредитных рисках", сентябрь 2000 г.). Методологическая часть опирается на Методику Всемирного банка для определения резерва на возможные потери по кредитам.

Основная идея концептуальной части состоит в том, что кредитная организация должна использовать всю доступную информацию при оценке кредитных рисков, регулярно пересматривать размеры резервов с целью обеспечить их достаточность. Необходима утвержденная руководством кредитной организации и подкрепленная документацией система оценки качества кредитных требований, которая должна последовательно применяться. Отметим, что предполагается создавать не только специальные резервы по отдельным кредитным требованиям, но и общий резерв по кредитному портфелю в целом. Не приводится какой-либо конкретной методики его оценки, то есть предполагается, что банки должны сами ее разработать и внедрить. Требуется наличие ряда процедур и внутренних стандартов, среди которых:

Такой подход не типичен для российского законодательства, в котором, как правило, наиболее важные требования оговорены предельно конкретно, а те, которые даны в качестве общих рекомендаций, на практике часто остаются "незамеченными". Во многих банках к настоящему времени уже существуют процедуры, в целом соответствующие перечисленным выше. Наличие некоторых из них является обязательным согласно Положению Банка России от 31 августа 1998 г. № 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)". В п. 1.7 этого положения указано, что банк должен разработать и утвердить внутренние документы, определяющие его политику по размещению (предоставлению) средств, а также учетную политику и подходы к ее реализации; документы, определяющие процедуры принятия решений по размещению банком денежных средств; документы, определяющие распределение функций и полномочий между подразделениями и должностными лицами банка, включающие внутренние правила размещения средств, в том числе правила кредитования клиентов банка. Однако в этом списке нет указаний на процедуры, определяющие порядок оценки кредитных рисков. Даже в тех банках, где разработана собственная достаточно эффективная методика оценки кредитных рисков, эта оценка часто производится лишь для решения вопроса о целесообразности предоставления и переоформления кредитов. При этом размер резервов может быть не увязан с результатами оценки кредитных рисков. В то же время некоторые банки вообще не имеют четких и достаточно подробных внутренних процедур оценки кредитных рисков, которые были бы достаточно универсальны и действовали бы на постоянной основе.

В методологической части приводится примерная схема расчета кредитных рисков. Она принципиально отличается от той, которая изложена в Инструкции № 62а. Здесь реализован подход, суть которого выражена в Письме Банка России от 22 января 1999 г. № 33-Т. "Приоритетными при классификации выданных ссуд и оценке кредитных рисков являются финансовое состояние заемщика, его возможности по погашению основной суммы долга и уплаты в пользу банка обусловленных договором процентов, комиссионных и иных платежей. Учитывая, что в Инструкции отсутствует жесткий перечень критериев, в соответствии с которым производится оценка финансового состояния заемщика, на кредитную организацию возлагается особая ответственность за принятие решения об адекватной классификации ссуды". Указания Письма №33-Т распространяются лишь на необеспеченные ссуды. При классификации обеспеченных ссуд приоритетными остаются именно формализованные критерии, а не какие-либо иные факторы. Составители же проекта новой инструкции распространяют этот подход на все ссуды.

В проекте нового документа также не содержится жестких критериев оценки финансового состояния заемщика, но при этом указаны общие соображения, которыми должны руководствоваться банки. В документе четко разделены понятия кредитного риска и качества обеспечения. Строго говоря, качество обеспечения не должно влиять на кредитный риск в смысле вероятности невозврата ссуженных средств. Залог рассматривается как своего рода страховое обеспечение, от которого, разумеется, зависит размер резерва, создаваемого в конечном счете по данному кредиту.

Итак, оценка кредитных рисков производится в два этапа. Первоначальная классификация производится в зависимости от финансового состояния заемщика и качества обслуживания долга.

По обслуживанию долга кредитные требования классифицируются в три группы.

Обслуживание долга считают хорошим, когда заемщик выплачивал основную сумму долга и проценты по ней своевременно. Задолженность не переоформлена с улучшением условий для заемщика. Здесь также содержится весьма важно требование: основная сумма долга не должна включать сумм, выданных незадолго (в пределах 30 дней) до или после погашения предыдущей суммы задолженности вследствие финансовых трудностей заемщика. Это прямое указание на то, что погашение основной суммы прежнего долга за счет вновь полученного кредита увеличивает кредитный риск.

Среднее качество обслуживания долга признается, когда основная сумма долга или проценты по ней просрочены не более чем на 30 дней (таким образом, не делается различия для ссуд с просрочкой менее 5 дней и более 5 дней, как это имеет место в соответствии с Инструкцией №62а). В эту же группу классифицируются ссуды, которые были переоформлены с улучшением условий или погашены с возникновением новых кредитных требований вследствие финансовых трудностей заемщика, причем с момента первого из таких переоформлений или погашений прошло не более 30 дней.

Качество обслуживание долга признается плохим, когда основная сумма долга или проценты по ней просрочены более чем на 30 дней, либо переоформлены с улучшением условий или погашены с возникновением новых кредитных требований вследствие финансовых трудностей заемщика, причем с момента первого из таких переоформлений или погашений прошло более 30 дней. В Инструкции №62а имеется градация по задолженности с просрочкой от 31 до 180 дней и более 180 дней. Такие ссуды по формализованным критериям независимо от обеспечения могут относиться только к 3 и 4 группе риска.

Более интересен подход к анализу финансового состояния заемщика. В проекте дана градация в пять групп, причем принадлежность к той или иной группе определяется крайне нестрого.

Финансовое состояние считается очень хорошим, если не имеется отрицательных факторов, различные финансовые факторы демонстрируют явную способность заемщика погасить основную сумму долга и проценты по ней. Хорошее/среднее финансовое состояние- заемщик финансово стабилен, но имеются отдельные незначительные отрицательные аспекты его финансового состояния. Что подразумевается под незначительными отрицательными аспектами, не уточняется. Среднее - имеются отдельные отрицательные аспекты финансового состояния заемщика, некоторые (один - два) из которых значительны. Плохое/среднее - имеется несколько (два или более) значительных отрицательных аспектов финансового состояния заемщика. Плохое - финансовое состояние заемщика в высокой степени неудовлетворительно: в ближайшем будущем возможна или уже началась процедура банкротства или ликвидации заемщика.

О финансовом состоянии заемщика обычно судят исходя из финансового анализа его отчетности. Рассчитывается ряд коэффициентов. Очень часто при этом за основу берут "Методические положения по оценке финансового состояния предприятий и установлению неудовлетворительной структуры баланса" (утв. распоряжением Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) от 12 августа 1994 г. № 31-р), а также "Методические указания по проведению анализа финансового состояния организаций" (утв. Приказом ФСФО РФ от 23 января 2001 г. N 16). В этих документах приведены формулы расчета некоторых показателей, и в первом из них даны "критические" (минимально допустимые) значения коэффициентов. Предполагается, что банки разработают собственные четкие процедуры оценки финансового состояния заемщика для целей определения группы риска и изложат их во внутренних нормативных документах. Одно из основных затруднений, связанных с исполнением этих процедур на практике, заключается в том, что российские предприятия в целях экономии на налогах не всегда представляют в отчетности объективную картину своей финансовой деятельности. Это касается, прежде всего, показателей доходов. Банки, особенно мелкие, зачастую имеют инсайдерскую информацию, которая позволяет им рассчитывать на возвратность кредитов даже тогда, когда из финансовой отчетности это не следует. Вообще говоря, отнесение необеспеченной ссуды к более низкой группе риска, когда из финансовой отчетности следует, что источники ее погашения недостаточно надежны, является нарушением действующего в настоящее время законодательства. Как указано в Письме Банка России от 22 января 1999 г. № 33-Т, отнесение банком подобных необеспеченных ссуд к более низким группам риска рассматривается Банком России как искажение отчетности. Предполагается, что с переходом на МСФО результаты анализа финансовой отчетности заемщика будут иметь принципиальное значение при классификации всех ссуд. В этой связи особенно остро встанет вопрос отсутствия надежной статистики финансовых показателей по отраслям экономики. Если американский аудитор имеет возможность сравнить показатели отчетности клиента банка со среднеотраслевыми показателями, то российский аудитор такой возможности, как правило, не имеет.

Ситуация усложняется еще и тем, что согласно проекту мотивированное суждение кредитной организации о финансовом состоянии заемщика формируется не только на основе анализа финансовой отчетности (так называемые объективные факторы), но и основываясь на субъективных факторах - сведениях общего характера о деятельности клиента банка, имеющихся у кредитной организации. Субъективные факторы - это, в частности, общее состояние отрасли, к которой относится заемщик и его конкурентное положение, качество управления организацией, деловая репутация ее руководства, зависимость от конкретных поставщиков и заказчиков, кредитная история и т. д. Если выполнение требований по анализу финансовой отчетности еще можно достаточно эффективно контролировать, то субъективные факторы, при наличии у банка заинтересованности в искажении реальной картины, могут быть успешно отобраны и проинтерпретированы. Поэтому нормальное функционирование всей системы оценки кредитного риска требует осознанного следования банком политики объективного отражения кредитных рисков и создания резервов. К сожалению, пока нет оснований утверждать, что это условие выполняется.

Далее кредитные требования классифицируются в одну из следующих пяти групп в зависимости от финансового состояния заемщика и качества обслуживания долга (с учетом наличия фактов реструктуризации задолженности и их причин):

Напомним, что по Инструкции №62а предусмотрены лишь четыре группы риска и, соответственно, четыре ставки резервирования.

Классификация производится в соответствие со следующей схемой:

 

Обслуживание долга:

Хорошее

Среднее

Плохое

Финансовое состояние

 

 

 

Очень хорошее

Надежная ссуда (1 группа)

Потенциально надежная ссуда (2 группа)

Проблемная ссуда (3 группа)

Хорошее/среднее

Потенциально надежная ссуда (2 группа)

Проблемная ссуда (3 группа)

Сомнительная ссуда (4 группа)

Среднее

Проблемная ссуда (3 группа)

Сомнительная ссуда (4 группа)

Убыточная ссуда (5 группа)

Плохое/среднее

Сомнительная ссуда (4 группа)

Убыточная ссуда (5 группа)

Убыточная ссуда (5 группа)

Плохое

Убыточная ссуда (5 группа)

Убыточная ссуда (5 группа)

Убыточная ссуда (5 группа)

После проведения первоначальной классификации должен быть определена конкретная норма резервирования, которая зависит как от группы кредитного риска при первоначальной классификации, так и от оценки обеспечения. На каждую дату, на которую проводится оценка кредитных рисков, оценивается рыночная стоимость обеспечения. Результаты и обоснование этой оценки отражаются в кредитном досье заемщика. Недостаточность рыночной стоимости обеспечения для покрытия основной суммы задолженности и процентов, а также недостаточная ликвидность обеспечения (отсутствие, недостаточная ликвидность или недостаточный объем рынка подобных товаров, практическая невозможность взыскания обеспечения в течение 90 дней со дня нарушения заемщиком своих обязательств) рассматривается как дополнительный отрицательный фактор при классификации финансового состояния заемщика. Таким образом, если в действующем законодательстве формализованными критериями установлены более или менее конкретные требования к тому, каким образом недостаточное обеспечение ссуды должно отражаться на величине резерва (для задолженности, по которой имеются просроченная основная сумма долга или проценты, группа риска увеличивается на единицу), то в проекте какая-либо конкретика отсутствует. Дополнительный отрицательный фактор может трактоваться по-разному в зависимости от обстоятельств.

Как уже отмечалось ранее, ставки резервов в проекте инструкции не жестко фиксированы, как это имеет место по Инструкции №62а, а заданы как интервалы (см. табл. ниже). Именно на них должны ориентироваться аудиторы при первоначальной проверке адекватности сумм резервов оцененным кредитным рискам.

 

Классификация кредита

Размер резерва, % к балансовой стоимости кредитной задолженности

 

Общий резерв

Специальный резерв

1 группа

1-5

 

2 группа

5-10

 

3 группа

 

20-50

4 группа

 

50-100

5 группа

 

100

Таким образом, проект нового документа, охватывая большее количество факторов, которые нужно учесть при классификации ссуд, как бы размывает формальные критерии, которые в настоящее время могут использоваться для проверки правильности формирования резервов. Банки получают большую свободу, и это может рассматриваться как положительный факт только при условии их добросовестного отношения к задаче формирования резерва. Захотят ли они добросовестно оценивать кредитные риски и существенно увеличивать размеры резервов (если это потребуется) в условиях дефицита капитала? Возможность утвердительного ответа на этот вопрос вызывает сомнение.

Нельзя не затронуть еще один важный вопрос, касающийся оценки кредитного портфеля и формирования резервов. При изменении регламентирующих норм в соответствии с проектом изменятся и требования к процедурам аудита кредитного портфеля банка. Работа аудитора по проверке кредитного портфеля обычно состоит из двух этапов. На первом он анализирует внутренние процедуры банка, связанные с оценкой кредитных рисков, на предмет их адекватности поставленной задаче, а также на предмет их соответствия законодательству. В полном объеме эта работа выполняется лишь один раз - при первоначальном аудите. На втором этапе проводится проверка того, насколько правильно реализуются эти процедуры при классификации конкретных ссуд. В настоящее время тщательная проверка внутренних документов банка, регламентирующих кредитную политику, требуется, в частности, для того, чтобы понять, какие ссуды должны быть классифицированы как льготные. Согласно п. 2.8.2 Инструкции №62а, льготные ссуды классифицируются как нестандартные (при отсутствии по ним просрочки). Под льготными понимаются ссуды, предоставленные банком заемщикам на более благоприятных условиях, чем условия кредитования, установленные документами банка, определяющими его кредитную и учетную политику и подходы к ее реализации. Согласно п.5 Письма Банка России от 23 июля 1998 г. № 159-Т при классификации по группам риска льготных ссуд уровень их обеспечения во внимание не принимается. Таким образом, для аудитора принципиально важно выявить ссуды, по которым условия договора отличаются от тех, которые определены внутренними документами банка. После перехода на МСФО значение внутренних документов банка еще более возрастет. В них будут определяться ключевые процедуры, влияющие в конечном счете на размер создаваемых резервов, как - то четкая методика финансового анализа, порядок учета так называемых субъективных факторов и их влияния на кредитные риски, конкретные ставки резервирования. Аудитор должен будет проверять на адекватность все эти методики и выносить профессиональное суждение о том, достаточны ли предусмотренные банком ставки резервирования.

Ясно, что такая проверка требует относительно больше трудозатрат и возможна лишь при весьма высоком профессиональном уровне аудиторов - исполнителей. Это может привести к существенному удорожанию услуг аудиторов. В то же время, будет необходим жесткий контроль качества аудита, поскольку при гибких законодательных ограничениях увеличивается ответственность аудитора, который должен принимать независимое профессиональное суждение, несмотря на возможное давление со стороны банка.

Классификация активов и принципы их оценки

Выше мы рассмотрели вопросы оценки кредитного портфеля банка. Теперь наша задача - проанализировать принципы отражения других активов, в первую очередь, финансовых, в соответствии с МСФО. На примере расчета резервов по кредитному портфелю мы видели, что в настоящее время степень жесткости регламентации отражения в учете отдельных операций и оценки активов достаточно высока. При этом сам принцип оценки, который предполагает в качестве основы мотивированное суждение ответственных сотрудников самого банка, применяется мало. Аналогичная ситуация имеет место и в других областях учета.

Особенностью и недостатком бухгалтерского учета в России является отсутствие в нормативных документах принципиальных определений и классификаций. Между тем, по МСФО классификация актива определяет метод его оценки. Принципы, о которых пойдет речь ниже, содержатся в МСФО 32 и МСФО 39. Для большей наглядности представим их в виде схемы.

Схема 2. Методы отражения активов и обязательств.

Отражение в бухгалтерском учете обязательств больших проблем не вызывает. Финансовые обязательства учитываются, как правило, по первоначальной стоимости. Оценка и отражение активов требует подробных комментариев.

Нефинансовые активы, которые попадают под действие стандарта МСФО 36 , отражаются в бухгалтерском учете по первоначальной стоимости. Но при этом регулярно должен проводиться так называемый тест на обесценение, позволяющий выявить, не оказалась ли балансовая стоимость больше того возмещения, которое получит организация при выбытии актива. Потоки денежных средств должны охватывать период максимальной продолжительностью пять лет, за исключением тех случаев, когда более продолжительный период может быть оправдан. Прогнозы должны учитывать затраты, необходимые для того, чтобы актив генерировал прогнозируемые потоки наличности. Оценки должны основываться на текущем состоянии актива (за исключением будущей реструктуризации и капитальных затрат).

Мы подробно останавливаемся на этом вопросе, несмотря на то, что большинство активов банков являются финансовыми. Дело в том, что многие банки имеют на балансе некотируемые долевые инструменты. По МСФО, как будет показано ниже, они попадают в категорию прочих финансовых активов, имеющихся в наличии для продажи, и могут оцениваться по справедливой стоимости, если такая надежная оценка может быть получена. Таким образом, обесценение активов предприятий должно влиять на оценку их долевых инструментов, принадлежащих банкам.

Финансовые активы классифицируются в четыре группы, как показано на приведенной выше схеме.

Многие вопросы, связанные с кредитным портфелем банка, мы рассмотрели в предыдущем разделе. Здесь представляется необходимым упомянуть о нововведении, связанном с применением понятия эффективной процентной ставки по кредитным требованиям. Согласно п.10 МСФО 39 под эффективной процентной ставкой по кредитному требованию понимается процентная ставка, требуемая для точного дисконтирования всех будущих денежных потоков по кредитным требованиям в течение срока ее действия до ее текущей балансовой стоимости. Смысл этого понятия проще всего пояснить на примере . Пусть банк выдал предприятию кредит на сумму 1 млн. руб. сроком на 2 года под ставку 20% (согласно кредитному договору проценты выплачиваются ежеквартально). Затраты, связанные с предоставлением кредита (вознаграждение, выплаченное оценщикам за оценку залога, затраты по регистрации залога и т. п.) составили 50 тыс. рублей. Эти 50 тыс. рублей согласно МСФО рассматриваются как неамортизированная премия по кредитному требованию и учитывается на специальном счете. Балансовая стоимость кредитного требования по МСФО составляет 1050 тыс. рублей. Далее определяется эффективная ставка дисконта (ежеквартальная) . В данном примере она составила 4,25%, что соответствует годовой эффективной процентной ставке 17%. Далее ежеквартально при погашении заемщиком задолженности по процентам премия по кредитному договору кредитуется (амортизируется) на величину, равную разнице между фактическими процентными поступлениями и поступлениями, которые можно рассчитать путем умножения эффективной процентной ставки на балансовую стоимость кредитного требования. На начало второго квартала премия по кредиту будет уменьшена на рублей. Таким образом, балансовая стоимость кредитного требования составит 1044621,69 рублей. К моменту погашения вся премия будет самортизирована и балансовая стоимость кредитного требования составит 1 млн. рублей. Заметим, что в наиболее распространенном случае, когда банк предоставляет кредит без премии или дисконта, а также без дополнительных издержек, связанных с данным кредитом, амортизированная стоимость будет равна первоначальной стоимости кредита за вычетом погашенной задолженности по основному долгу. Эффективная процентная ставка при этом будет равна ставке, указанной в кредитном договоре.

Активы торгового портфеля банка (trading book), а также активы, имеющиеся в наличии для продажи (available for sale) учитываются по справедливой стоимости, которая в большинстве случаев является их рыночной стоимостью. Все производные финансовые инструменты (деривативы) учитываются по справедливой стоимости. С этим правилом связаны достаточно острые дискуссии. Так, Базельский комитет по банковском надзору выражает сомнение в том, что такое решение своевременно. В то время как большинство обязательств оценивается по амортизируемым издержкам, значительная часть активов в связи с введением МСФО 30 (производные инструменты) будет оцениваться по справедливой цене независимо от того, предназначены они для трейдинга или для хеджирования. До введения этого стандарта в большинстве национальных систем бухгалтерского учета метод оценки производного финансового инструмента, используемого для хеджирования, совпадал с методом оценки хеджируемого актива. Так, инструменты, используемые для хеджирования кредитного портфеля (banking book), отражались по первоначальной стоимости. В условиях, когда методы оценки деривативов не всегда достаточно надежны, отражение их по справедливой стоимости, по мнению Базельского комитета, может не соответствовать сложившейся практике риск-менеджмента, особенно в случае связанных позиций по активам и обязательствам (matched asset and liability positions). К сожалению, для российской банковской практики этот вопрос нельзя признать наиболее актуальным, поскольку в законодательстве в принципе отсутствуют указания по учету деривативов, приобретены ли они для хеджирования или для торговли. Банки используют их редко, и система риск-менеджмента с использованием хеджирования в целом еще не сложилась и применяется лишь немногими банками.

Здесь также необходимо отметить, что финансовые активы и финансовые обязательства в подавляющем большинстве случаев должны отражаться на балансе кредитной организации раздельно. Взаимозачет активов и обязательств (netting, offsetting) возможен лишь в том случае, если одновременно выполнены следующие условия (МСФО 32, п. 33): имеется юридически закрепленное право осуществить зачет признанных в балансе сумм; расчет будет производиться по сальдированной сумме, либо актив и обязательство будут реализованы одновременно. Чаще всего эти условия выполняются при обеспечении предоставленных банком кредитов путем открытия депозита в этом банке. Однако зачет в этом случае будет оправдан, если право требования банка на изъятие средств с депозита закреплено договором и, кроме того, в нем оговорено, что депозит может быть закрыт только одновременно с погашением кредита. К сожалению, некоторые банки, подготавливающие в настоящее время отчетность по МСФО, пренебрегают этим юридическим аспектом и проводят зачет необоснованно.

Однако более актуальный для большинства банков вопрос - общие методы учета и оценки финансовых активов (в основном ценных бумаг), предназначенных для торговли или удерживаемых до погашения. В российском учете есть похожая на содержащуюся в МСФО 39 классификация для ценных бумаг - они делятся на ценные бумаги для продажи и для инвестирования. Определение ценных бумаг для перепродажи, формирующих торговый портфель, по Правилам №61 в целом соответствует понятию актива, предназначенного для торговли, по МСФО. Согласно п. 3.1.1 Правил №61в торговый портфель зачисляются котируемые ценные бумаги, приобретаемые с целью их перепродажи в течение 180 календарных дней, включительно; котируемые и некотируемые ценные бумаги, приобретенные по договорам, предусматривающим возможность их обратной продажи в течение 180 календарных дней, включительно; котируемые и некотируемые ценные бумаги, приобретенные по договорам займа (вне зависимости от срока договора и эмитента). Требование котируемости вполне соответствует МСФО: извлечение дохода из краткосрочных колебаний цен вряд ли возможно для некотируемых ценных бумаг. Срок 180 дней, предусмотренный в Правилах №61, уточняет понятие краткосрочности, содержащееся в МСФО.

Сложнее ситуация с ценными бумагами, которые в соответствии с Правилами №61 классифицируются как приобретенные для инвестирования. В эту категорию попадают как ценные бумаги, удерживаемые до погашения (по которым четко определен срок погашения и фиксированы платежи), так и прочие финансовые активы, имеющиеся в наличии для продажи. Первые в соответствии с МСФО 39 оцениваются по цене приобретения, вторые - по справедливой стоимости. Причем справедливая стоимость не всегда равна цене приобретения. В российском учете нет понятия справедливой стоимости, и все бумаги инвестиционного портфеля в соответствии с п. 4.3.1 Правил №61 отражаются только по цене приобретения (балансовой стоимости при переводе бумаги из торгового портфеля).

С учетом российской специфики представляется целесообразным, что Банк России ограничил возможности выбора способа оценки некоторых видов некотируемых бумаг. При подготовке отчетности по МСФО банки должны будут в зависимости от цели приобретения актива определять способ его оценки. Одна из опасностей состоит в том, что некоторые банки могут сознательно искажать справедливую стоимость некотируемых долевых ценных бумаг на балансе. Согласно МСФО, справедливая стоимость должна быть оценена надежно. В соответствии с МСФО 32 (п. 82) при отсутствии рыночной котировки для определения справедливой стоимости с достаточной степенью надежности могут использоваться различные технические приемы оценки. Такие приемы включают сопоставление с рыночной стоимостью другого аналогичного инструмента, анализ дисконтированных денежных потоков, модели определения цены опционов. Однако на практике некоторые банки, уже сейчас стремящиеся составить отчетность в соответствии с МСФО, с высокой степенью произвола используют метод дисконтированных денежных потоков в целях оценки. Результаты часто неадекватны, так как сами предприятия-эмитенты ценных бумаг не ведут отчетность по МСФО и не учитывают должным образом обесценение активов. Прогнозирование денежных потоков затруднено из-за высокой степени неопределенности во многих отраслях, низкого качества сопоставимых данных. Ставка дисконта зачастую "подгоняется" для получения желаемого результата оценки. Всему этому способствует явная недостаточность законодательного регулирования оценочной деятельности, которая стала лицензируемой сравнительно недавно. Профессиональные стандарты не утверждены на законодательном уровне, а стандарты Российского общества оценщиков (РОО) не всегда достаточно подробны и часто не соблюдаются. В такой ситуации оценка ценных бумаг по цене приобретения является более надежной. Представляется, что позиция Банка России, состоящая в том, что некотируемые ценные бумаги должны однозначно учитываться по цене приобретения, соответствует принципу осторожности.

Оценка резервов по портфелю ценных бумаг напрямую не зависит от цели их приобретения и определяется весьма просто (Письмо Банка России от 8 декабря 1994 г. № 127 "О порядке создания резервов под обесценение ценных бумаг"). Для котируемых ценных бумаг создается резерв по переоценке в соответствии с изменением рыночной стоимостью, но не более 50% от балансовой стоимости. По некотируемым ценным бумагам для целей создания резервов под их обесценение, за рыночную стоимость принимают фактическую цену покупки ценной бумаги, уменьшенную в два раза. Логическому обоснованию эта норма резервирования не поддается.

Если предположить, что банки будут стремиться к объективному отражению чистой стоимости ценных бумаг (балансовая стоимость за вычетом резерва на обесценение), то их оценка, возможно, уменьшится, так как будет снято ограничение в 50% при формировании резерва по рыночным ценным бумагам, а по многим некотируемым инвестициям существующие на настоящее время оценки завышены (часто это связано с последствиями кризиса 1998 г.) Однако, что произойдет в действительности, остается под вопросом.

Заключение

Мы рассмотрели многие проблемы, связанные с реформой бухгалтерского учета в российских банках. По итогам проведенного анализа мы сформулируем следующие основные выводы:

1. Правила бухгалтерского учета, применяемые российскими банками в настоящее время, в целом не соответствуют принципам МСФО. В них отсутствуют многие основополагающие понятия, определения, имеются прямые противоречия принципам МСФО.

2. Раскрытие информации, которое обеспечивается системой бухгалтерского учета в настоящее время, не отвечает принципам полноты, понятности, существенности. Часть важной для пользователя информации в отчетности не содержится.

3. В настоящее время происходит реформирование бухгалтерского учета в банках. В нормативных документах Банка России имеются ссылки на международные стандарты (Инструкция №17), сделаны некоторые шаги по приближению предоставляемой банками отчетности к МСФО (таблица корректировок и т. д.). Реализован специальный проект по подготовке к переходу на МСФО. Многие банки самостоятельно составляют отчетность в соответствии с этими стандартами.

4. Действующую систему бухгалтерского учета характеризует отсутствие гибкости в регулировании большинства вопросов. Высокая степень регламентации учета отдельных операций не позволяет банкам полагаться на собственное мотивированное суждение в ряде случаев, когда это требуется по МСФО.

5. Переход на МСФО предполагает изменение многих основополагающих правил учета. Прежде всего, это изменения в порядке учета активов банка: кредитного портфеля и ценных бумаг.

6. Оценка активов по МСФО предполагает включение в нормативные документы методик, позволяющих учитывать их по справедливой стоимости в тех случаях, когда это необходимо. При оценке кредитного портфеля по МСФО банки должны применять более сложную систему оценки кредитных рисков, чем та, которая предполагается формализованными критериями Инструкции №62а.

7. Некоторые российские банки уже используют развитые процедуры оценки рисков, в частности, кредитных. Для них переход на МСФО приблизит бухгалтерский учет к реально сложившейся практике финансового менеджмента и будет способствовать повышению эффективности деятельности. В то же время многие банки, особенно мелкие, не имеют разработанных внутренних процедур, соответствующих осуществляемым операциям. Для них переход на МСФО будет связан с наибольшими затратами.

8. В соответствии с МСФО банки получат большую свободу при формировании резервов на возможные потери по ссудам и по переоценке ценных бумаг. В случае если банки будут заинтересованы в адекватном отражении состояния дел, это будет способствовать улучшению качества информации, содержащейся в отчетности. В то же время, имеется ряд причин, по которым некоторые банки могут стремиться искажать оценку своих активов. Контроль правильности оценки активов банками в соответствии с МСФО при этом будет достаточно трудной и дорогостоящей задачей.

9. Для части банков объективное отражение стоимости активов может привести к существенному уменьшению собственного капитала. В таком случае стимулы для искажения информации в отчетности особенно высоки и необходим более тщательный контроль.

10. Несмотря на возможные проблемы в период адаптации к новой системе бухгалтерского учета, в целом ожидается, что переход на МСФО улучшит качество финансовой отчетности, повысит прозрачность банковской системы и будет способствовать повышению доверия к банкам со стороны как российских, так и зарубежных контрагентов.

Литература

1. Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, от 18 июня 1997 г. № 61(утв. приказом Банка России от 18 июня 1997 г. № 02-263) (с изменениями от 11 декабря 1997 г., 30 марта, 9 июня, 15 июля, 25 сентября, 10, 30 ноября, 10 декабря, 25 декабря 1998 г.,23 марта, 25 августа, 27 сентября, 5 октября, 27, 30 декабря 1999 г., 3 октября, 4, 20, 25 декабря 2000 г., 22 февраля, 5 июля, 13 августа, 9, 20 ноября, 13, 26 декабря 2001 г., 13 марта 2002 г.)

2. Инструкция Банка России от 30 июня 1997 г. № 62а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" (введена в действие указанием Банка России от 25 декабря 1997 г. № 101-у) (с изменениями от 12 мая, 24 июля, 28 декабря 1998 г., 5 марта, 13 июля, 2 августа 1999 г., 24 мая 2000 г., 1 марта 2001 г.)

3. Инструкция Банка России от 1 октября 1997 г. № 17 "О составлении финансовой отчетности" (утв. приказом Банка России от 1 октября 1997 г. № 02-429) (с изменениями от 4 февраля, 12 мая, 30 октября, 26 ноября, 25 декабря 1998 г., 27 января, 5 июля 1999 г., 10 января,) 20 апреля 2000 г., 15 января, 1 марта, 13 декабря 2001 г.)

4. Инструкция Банка России от 1 октября 1997 г. № 1 "О порядке регулирования деятельности банков" (с изменениями от 1 октября, 31 декабря 1997 г., 29 января, 18 августа, 30 сентября, 30 октября, 21 декабря 1998 г., 1 февраля, 27 мая, 13 июля, 1, 24 сентября, 2 ноября 1999 г., 12 мая, 28 сентября 2000 г., 1 марта, 9 апреля, 13 августа 2001 г., 20 марта 2002 г.)

5. Положение Банка России от 31 августа 1998 г. № 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" (с изменениями от 27 июля 2001 г.)

6. Указание Банка России от 24 октября 1997 г. № 7-У "О порядке составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации" (с изменениями от 4 февраля, 30 марта, 12 мая, 26 июня, 15 июля, 13, 31 августа, 2, 13, 26 ноября, 24, 25, 28 декабря 1998 г., 22 января, 27 января, 12 апреля, 28 мая, 28 июня, 5 июля, 4 августа, 10 сентября, 1 ноября, 15, 26 ноября 1999 г., 11 января, 28 марта, 7, 11 апреля, 7 июня, 30 ноября, 28 декабря 2000 г., 18 января, 23 марта, 12 октября 2001 г., 9 января 2002 г.)

7. Указание Банка России от 15 ноября 2001 г. № 1051-У "О публикуемой отчетности кредитных организаций и банковских групп"

8. Указание Банка России от 13 декабря 2001 г. № 1069-У "О годовом отчете кредитной организации"

9. Письмо Банка России от 8 декабря 1994 г. № 127 "О порядке создания резервов под обесценение ценных бумаг" (с изменениями от 28 декабря 1994 г., 29 декабря 1998 г., 23 мая, 18 октября 2001 г.)

10. Письмо Банка России от 23 июля 1998 г. № 159-Т "О порядке применения отдельных положений Указания Банка России от 25.12.97 № 101-У "О введении Инструкции "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" и об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам" и Инструкции Банка России от 30.06.97 № 62а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам"

11. Письмо Банка России от 22 января 1999 г. № 33-Т "О порядке применения отдельных положений Инструкции Банка России "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" от 30.06.97 № 62а"

12. Письмо Банка России от 29 декабря 1999 г. № 364-Т "О применении отдельных положений Указания Банка России от 2.08.99 № 619-У "О внесении дополнения в Инструкцию Банка России "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" от 30.06.97 № 62а".

13. Программа реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности (утв. постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 283).

14. Заявление Правительства РФ и Банка России "Об экономической политике на 2001 год и некоторых аспектах стратегии на среднесрочную перспективу" (одобрено на заседаниях Совета директоров Банка России 6 апреля 2001 г., Правительства РФ 13 апреля 2001 г.)

15. Распоряжение Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) от 12 августа 1994 г. № 31-р (с изменениями от 12 сентября 1994 г.)

16. Приказ ФСФО РФ от 23 января 2001 г. № 16 "Об утверждении "Методических указаний по проведению анализа финансового состояния организаций".

17. Linn F., Banking in Russia: Trying to rebuild trust where trust has taken a real beating; The World Bank; American-Russian Relations Conference New York, March 16-18, 2001.

18. Matovnicov M., International Accounting Standards for Russian Banks, "Русский Фокус", №34 3-9 декабря 2001 г.

19. Smith T., CIS Business Guide. RUSSIA: Country Overview. Brief Description of the Banking System.

20. Report to G7 Finance Ministers and Central Bank Governors on International Accounting Standards, Basel Committee on Banking Supervision, Basel, April 2000.

21. Кулакова Н., "Мы хотим, чтобы наши банки приблизились к западным" (интервью с заместителем председателя Банка России Г. Лунтовским), Коммерсантъ, 1 февраля 2001.

22. Правдина М., "Цель проекта - повышение доверия к российским банкам" (интервью с партнером PricewaterhouseCoopers Д. Фостером), Коммерсантъ, 8 февраля 2001 г.

23. Проект "TACIS". Программа содействия реформе бухгалтерского учета в банковской системе. Проекты инструкций. Правила бухгалтерского учета и отчетности в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации. Раздел "Резервы на возможные потери по кредитным требованиям". Опубликовано на сайте www.tacis-bankreform.ru.

24. Проект "TACIS". Программа содействия реформе бухгалтерского учета в банковской системе. Проекты инструкций. Правила бухгалтерского учета и отчетности в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации. Раздел "Резервы на возможные потери по кредитным требованиям". Опубликовано на сайте www.tacis-bankreform.ru

А. Н.Акимова, А. В. Субботин